Слово о борьбе с коррупцией. Увы, только слово…

Товарищ Сталин не болтал - он делал. И никакой коррупции не было...

Товарищ Сталин не болтал — он делал. И никакой коррупции не было…

Противодействие коррупции в нашей стране сродни походу к горизонту: сколько ни иди, а горизонт все дальше и дальше. Так, собственно, и боремся, неуклонно умножая стан сторонников: вдобавок ко всякого рода подобным подразделениям в правоохранительных и фискальных органах, в структуре АП РФ недавно создано Управление по вопросам противодействия коррупции. Мало того, в связи с президентским указом встал вопрос о создании «по образу и подобию» региональных и муниципальных структурных подразделений. И это при том, что именно чиновники по умолчанию являются наиболее коррумпированными слоями нашего общества. Что же, сами себе будут головы откручивать?

Разговор разговаривать будем

Впрочем, это пока лирика. А по факту? Не успели высохнуть чернила на президентском указе о создании очередного «антикоррупционного подразделения», как по всей стране прошли диспуты, круглые столы, телевизионные программы о том, а надо ли создавать оные на уровне муниципалитетов. В общем-то правильно: если «старшие товарищи» сказали обсудить проблему — значит, ее надо обсудить.

Тольяттинские чиновники подошли к этому вопросу творчески: на одном из местных телеканалов этой теме была посвящена целая программа. Милейший получился разговор с участием мэра и высокопоставленных начальников из прокуратуры и полиции. Говорили абсолютно правильные вещи о том, что с этим злом необходимо бороться: и вести просветительскую работу среди чиновников, и пальчиком пригрозить, если надо, и за руку хватать нерадивых, дабы другим неповадно было. Одним словом, хорошо поговорили. Качественно. Да только разговором, похоже, дело и закончилось.

Золотая «НИВА»

Ключевым словом в данном контексте является ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ — комплекс мер, направленных на УПРЕЖДЕНИЕ коррупционных действий в чиновничьем стане. И, естественно, на нейтрализацию уже свершившихся. Видимо, тольяттинских чиновников настолько захватил общенациональный антикоррупционный порыв, что они не заметили, как городская Дума собралась приобрести автомобиль по стоимости почти втрое выше, чем у официальных дилеров!

Нет-нет, никого и ни в чем не обвиняем: прямые коррупционные проявления здесь отсутствуют. И все же — странно: как быть с разницей в цене? Что, продавец специально поднимет цену — персонально для городской Думы? Непонятно… По крайней мере, этот факт — серьезный повод для того, чтобы сотрудники прокуратуры задали депутатам пару интересных вопросов, ведь информация об аукционе общедоступна.

Даже если речь идет не о коррупции, а о банальном головотяпстве — все равно ничего хорошего. Переплачивать почти 800 тысяч за автомобиль стоимостью 500 тысяч при дефиците бюджета около 600 миллионов — согласитесь, непозволительная роскошь.

Лишнее звено?

Предвижу нарекания: мол, уцепились за этот автомобиль — будто и поговорить больше не о чем. Представьте, уцепились — уж больно случай показательный. Разве для того чтобы внести ясность в данный вопрос, не хватило бы существующих структур по борьбе с коррупцией? Вполне. И не нужно для этого никаких новых управлений, антикоррупционных легионов или стальных бригад: здесь не та ситуация, когда количество влияет на качество.

…Может, поэтому в 2013 году по уровню коррупции мы очутились на 127 месте из 177 стран, встав в один ряд с Пакистаном и Бангладеш? Все просто: с коррупцией надо реально бороться, а не говорить о ней…

Альберт ГУГЕЛЬМАН

Метки текущей записи: ,
 
Статья прочитана 46 раз(a).
 
Еще из этой рубрики:
Здесь вы можете написать комментарий к записи "Слово о борьбе с коррупцией. Увы, только слово…"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы
Наши партнеры
Читать нас