К началу декабря угроза роста задолженности населения по выплатам ипотечных кредитов достигла катастрофических масштабов, и стало ясно, что справиться с ней самостоятельно банки не смогут. Правительство было вынуждено в срочном порядке разработать комплекс мер по предотвращению катастрофы на рынке ипотечного кредитования.

Действительно, из-за финансового кризиса доходы населения значительно уменьшились - многие предприятия были вынуждены снизить заработную плату своих сотрудников, по стране прошла волна массовых сокращений штатов. В таких условиях резко возросла опасность возникновения дефолтов по кредитам, фактически означающая смерть не только рынка ипотеки, но и банковской системы в целом.

Три варианта

3 декабря президент России Дмитрий Медведев провел совещание, на котором обсуждались возможные пути выхода из этой ситуации.

В результате этого совещания было разработано три основных сценария действий правительства, которые могли позитивно повлиять как на ситуацию в банковской сфере, испытывающей острый кризис ликвидности, так и на положение непосредственных заемщиков. Первый вариант спасения ипотечного рынка предполагал выделение из бюджета средств на поддержку заемщиков, которые из-за потери рабочего места или снижения уровня доходов потеряли возможность выплачивать свои ипотечные кредиты в полном объеме.
Read more on this Article!

В послании Федеральному собранию, зачитанном 5 ноября 2008 года, Президент Д. Медведев, в частности, сказал: «Экономический кризис — не нужно обольщаться — ещё далек от завершения.»

7 ноября помощник Президента России А. Дворкович, говоря с журналистами, сказал, что «никакой резкой девальвации не будет» и исключил возможность закрытия в России на длительные время биржевых площадок. «Независимая газета» от того же числа, отмечая, что накануне цена нефти марки Urals опустилась ниже 58 долларов за баррель, ссылалась на мнение экспертов, которые предупреждают, что «если цены на нефть сохранятся на критически низком уровне, то уже в первом квартале 2009 года бюджет станет дефицитным, поэтому не исключен его секвестр».

10 ноября на совещании по экономическим вопросам у Председателя Правительства В. Путина, в котором участвовали банкиры и представители правоохранительных органов, председатель Центробанка России Сергей Игнатьев заявил, что чистый отток капитала из России в октябре составил 50 млрд против 24,6 млрд долларов в сентябре; он не исключил плавной девальвации российского рубля. Утром 11 ноября на ММВБ произошло значительное снижение курса рубля по отношению к бивалютной корзине.

Редакционная статья в газете «Ведомости» от 13 ноября писала, что население и рыночные игроки восприняли слова председателя ЦБ, сказанные им 10 ноября (о «повышении гибкости валютного курса с некоторой тенденцией к ослаблению рубля») «как сигнал к действию: теперь даже самые стойкие сторонники рубля запасаются долларами».

По итогам рабочей недели, закончившейся 14 ноября, РТС и ММВБ стали лидерами падения среди мировых фондовых площадок; цена на нефть марки Urals снизилась за неделю на 11% и впервые с января 2007 года опустилась ниже отметки $50 за баррель.

18 ноября 2008 года Президент Медведев и российская пресса констатировали приход кризиса в реальный сектор экономики России.
Read more on this Article!

В течение 2008 года общая стоимость жилой недвижимости в США упала более, чем на 2 триллиона долларов. Об этом сообщает агентство Reuters со ссылкой на результаты исследования сайта Zilliow.com.

Падение цен на жилье привело к росту количества ипотечных заемщиков, размер долга по кредитам которых превысил стоимость купленных по ипотеке домов. На сегодняшний день около 11,7 миллиона американцев должны банкам сумму, превосходящую по размеру рыночную стоимость их жилья.
Read more on this Article!

На протяжении всего 2008 года, до октября, российские чиновники, банкиры и бизнесмены заявляли, что России нечего бояться глобального финансового кризиса, так как она, по их мнению, развивается сама по себе, довольно изолирована от западной экономики и будет в состоянии пережить любой шторм. Специфическим фактором в развитии кризиса в России являлось наличие огромного внешнего долга российских компаний, который достигал в совокупности 527 млрд. долларов на начало октября 2008 года, что было сопоставимо со всем объёмом ЗВР России. Согласно данным, опубликованным Центральным банком России 10 октября, в IV квартале 2008 года российским компаниям предстояло выплатить зарубежным кредиторам $47,5 млрд; в 2009 году сумма внешних выплат должна была составить $115,7 млрд. С учётом процентов российские банки и компании должны выплатить инвесторам и кредиторам до конца 2009 года 163,2 млрд долларов, что составляет четверть всех внеш­них обязательств РФ.

Другим негативным фактором для России, как нетто-экспортёра углеводородного сырья, стало резкое падение с исторического пика в средине июля 2008 года цен на нефть: 16 октября 2008 года нефть марки Urals упала ниже 70 долларов за баррель — уровня, исходя из которого на 2009 год бюджет рассчитан как бездефицитный.

Первыми испытали трудности с финансированием крупные российские компании, столкнувшиеся с невозможностью перекредитования в западных банках и с принудительными продажами по сделкам РЕПО (margin calls) вследствие падения стоимости своих заложенных под кредиты акции. Русский Newsweek от 13 октября цитировал «близкий к Кремлю источник»: «Для крупного бизнеса этот кризис хуже [кризиса] 1998 года»
Read more on this Article!

А вот и Мама-Russia кризис

Разразившийся в четверг и пятницу кризис ликвидности на финансовых рынках и связанное с ним резкое падение котировок акций на мировых фондовых рынках нанесли серьезный удар и по России. За два дня индекс РТС упал на 4,6%, опустившись ниже 1900 пунктов. Инвесторы выводят деньги из ставших ненадежными акций, переводя их в кажущиеся более надежными, хотя изначально менее доходные госбумаги США.

Этот процесс затронул и Россию, показав, по какому сценарию пойдут события в случае более глубокого глобального кризиса, о возможности которого время от времени говорят экономисты и финансисты. Последний кризис был спровоцирован ростом невозвратов по ипотечным кредитам в США. После того, как ипотечные фонды один за другим стали рапортовать о своих неудачах, под вопросом оказалась стабильность всей финансовой системы, обвалы которой носят цепной характер. Бумаги фондов оказались в портфелях банков, от акций которых стали спешно избавляться инвесторы, что, в свою очередь, повлекло общее падение на фондовых рынках, обесценивание акций затронуло бумаги, находящиеся в залоге, и срочно потребовало пополнения залогов, на что не все оказались способны без новых кредитов и т.д.

В четверг и пятницу центробанки западных стран провели масштабные финансовые интервенции для поддержания ликвидности на финансовом рынке, так как резко возросший спрос на кредиты привел к их удорожанию, что опять бы ударило по рынку ипотеки, ориентирующемуся на плавающую процентную ставку, и вызвало бы новый виток кризиса неплатежей. За два дня Европейский Центробанк (ЕЦБ) и Федеральная резервная система (ФРС) США выбросили на рынок в общей сложности около 326,3 млрд. долл., только после этого удалось несколько стабилизировать вошедшие в штопор фондовые индексы.

До этого с открытием торгов на мировых фондовых рынках было зафиксировано серьезное падение котировок. Например, на утренней сессии котировки в Лондоне упали на 3,1%, в Париже – на 3%, во Франкфурте – на 1,6%. В США фьючерсы на Dow Jones industrial average краткосрочно упали сразу на 200 пунктов, что составляет около 3%. На некоторых азиатских биржах снижение составило 4%.

Стремясь не допустить развития событий в таком ключе, центральные банки Европы, США и Японии не жалеют финансовых средств. По сообщениям Reuters, Федеральная резервная система США предоставила в пятницу своим банкам 38 млрд. долл., доведя до сведения участников рынка, что будет «обеспечивать ликвидность для облегчения упорядоченного функционирования финансовых рынков». С заявлением о готовности удовлетворять любые потребности банков еврозоны в краткосрочных межбанковских кредитах выступил ЕЦБ, выделивший почти 156 млрд. евро льготных кредитов. Банк Японии направил на поддержку банковской системы 8,5 млрд. долл., Резервный банк Австралии – 4,2 млрд. долл. ЦБ Филиппин, Малайзии, Сингапура, Индонезии и Южной Кореи также объявили о готовности предоставить в случае необходимости кредиты своим банкам.

Окажется ли достаточно этих денег и официальных заявлений для стабилизации ситуации на мировых фондовых рынках, покажет сегодняшний день. Но практически при любом раскладе мировая экономика понесет ощутимые потери. В частности, глава ФРС США Бен Бернанке заявил, что потери американской финансовой системы от ипотечного кризиса составят не менее 100 млрд. долл. в период с 2006 по 2008 год.

Кризис на мировых фондовых рынках спровоцирован проблемами, с которыми столкнулся рынок ипотечных кредитов США в связи с возросшим числом неплатежеспособных заемщиков. Проблемы с платежами по субстандартным ипотечным кредитам (кредиты с минимальным или вообще без первоначального взноса, которых в США выдано до 1 трлн. долл.) проявились еще осенью 2006 года. И вот теперь, похоже, привели к полномасштабному международному кризису. При этом, даже если сейчас усилиями ЕЦБ, ФРС США и центробанков других стран его удастся погасить, не факт, что вскоре он не обрушится на мир с новой силой: ипотечный рынок США, а с ним и весь мир еще долго будут расхлебывать беспечность, с которой ипотечные кредиты в США выдавались неспособным их выплачивать людям.

Что касается российской экономики, то пока ее возможные потери никто не просчитывал, но главный экономист УК «Тройка Диалог» Евгений Гавриленков считает, что проблемы неизбежны. Их спровоцирует отток капитала, если он приобретет хронический характер. Всего за неделю со 2 по 8 августа отток средств из иностранных фондов, инвестирующих в Россию и страны СНГ, составил 13 млн. долл. Проблемы у России будут даже в случае, если просто прекратится приток капитала, «к чему мы уже привыкли», отмечает Гавриленков. По его словам, особую опасность таит в себе укрепление доллара. «Если американская валюта укрепится, то возникнут сложности для экономики. Ведь кредиты взяты в основном в долларах», – отметил Евгений Гавриленков. В качестве примера он привел «Газпром», который, как считает эксперт, видимо, вследствие начавшегося укрепления доллара, вынужден был скорректировать инвестпрограмму на среднесрочную перспективу, отказавшись от реализации ряда проектов.

Вместе с тем Евгений Гавриленков не считает, что на мировых фондовых рынках происходит нечто экстраординарное. По его мнению, это все-таки коррекция «аномально вздувшихся рынков». Будет торможение падения фондовых индексов, будет период волатильности, однако деньги в мировой экономике есть, экономики большинства стран растут, компании успешно работают и дают прибыль. Многое зависит от позиции ФРС США. Если будет принято решение о снижении процентной ставки, то серьезного кризиса не произойдет вообще, полагает экономист.

Обозреватель журнала Research Алексей Байер в «Ведомостях» от 10 октября 2008 года писал, что удар глобального кризиса по России был сильнее, чем по экономикам иных стран вследствие 3-х причин: «американская финансовая катастрофа», негативно отразившаяся на всех рынках и финансовых системах развивающихся стран; падение цен на нефть при значительной зависимости России от её экспорта; политические ошибки российского руководства. Автор высказал предположение, что если все три фактора сравнимы, то «с середины года рынок потерял около 600 пунктов только из-за ухудшения инвестиционного климата в России — из-за конфликта с Грузией и из-за ссоры акционеров ТНК-BP, атаки на „Мечел“».

Экономист, бывший советник президента России (2000—2005) А.Н. Илларионов в октябре 2008 года полагал, что российский фондовый кризис следует отсчитывать от 19 мая 2008 года — дня, когда российские биржевые индексы перестали расти, и началось падение.

Начавшееся в конце мая 2008 года снижение котировок акций российских компаний стало перерастать в обвал в конце июля. По мнению ряда СМИ и финансовых аналитиков, первое резкое падение котировок произошло вследствие заявлений премьер-министра Владимира Путина в адрес руководства компании «Мечел» 24 июля. Индекс РТС в сравнении c S&P 500 и ценами на сырую нефть. Все цены в процентах относительно значений на 1 Мая 2008 года. A - Владимир Путин критикует Мечел; B - начало Войны в Южной Осетии; C - Признание Россией независтимости Абхазии и Южной Осетии; D - Алексей Кудрин заявляет, что “системный кризис отсутствет”; E - пакет мер по спасеню основных банков; F - Глобальный финансовый кризис октября 2008 года; G - Президент Дмитрий Медведев объявлет дополнительное финансирование поддержки финансовой системы

22 сентября 2008 года экономист и генеральный директор журнала «Эксперт» А. Привалов писал: «Речи о том, что беды на нашем финансовом рынке суть прямое следствие заморских событий, и верны, и обманчивы одновременно. С одной стороны, конечно же, следствие. Жёсткие критики режима любят указывать, что обвал рынка стал ему (режиму) наказанием за „кошмаренье“ бизнеса и особенно — за „неадекватную реакцию“ на Саакашвили. Но простите: вот вам другой экспортёр углеводородов, Норвегия. С Грузией она не воевала и не посылала доктора к „Мечелу“. Результат — в терминах фондовых индексов — не намного лучше, чем у нас. Или Украина. Обвал гораздо круче нашего (с начала года на 70%), хотя уж такая демократия, что только держись, — и дешевеющую ныне нефть покупает, а не продаёт. Так что спорить не приходится: на фондовом рынке наведённый эффект сейчас явно заглушает почти любой местный колорит. Но, с другой-то стороны, не в одном же фондовом индексе дело (да он уже и выправляется). Возьмите инвестиции. Более двух лет они росли у нас на двадцать с лишним процентов в год; за несколько последних месяцев темп их роста упал почти до нуля — это покойные братья Леман его уронили? Или резвый рост импорта при стабильности экспорта — это Федеральная резервная система нам наворожила? <…>»

Другим фактором ускоренного, по отношению к американскому индексу Доу-Джонса, падения фондового рынка в России стал, по мнению ряда аналитиков и экономистов, российско-грузинский военный конфликт. Журнал Newsweek, в материале опубликованном 23 августа 2008 года, замечал о экономических последствиях конфликта с Грузией для России: «После конфликта в Грузии российская фондовая биржа пережила одно из самых мощных падений котировок за последнее десятилетие. В течение только одного дня курс акций упал почти на 6 процентов. Инвесторы больше всего опасаются, что наступит новая эпоха военной конфронтации между Россией и её соседями. Тем временем, амбициозный план реформ Медведева оказался перехваченным амбициями Путина. Придя к власти, Медведев говорил о необходимости покончить с российской традицией „правового нигилизма“, вымогательства и коррупции. Ещё в прошлом месяце президент велел российским чиновникам прекратить „кошмарить“ бизнесменов мелкими придирками и требованиями взяток. Он также пообещал реформировать судебную систему и права собственности. Но как только Медведев включил первую скорость и почувствовал себя более уверенно в роли президента, он обнаружил, как его хватает за горло история — в виде Путина и маленького нагноившегося постсоветского конфликта, который прорвался и превратился в полномасштабную войну.» Аналогичного мнения придерживались The Financial Times от 11 сентября, американский журнал Fortune, российский журнал «Эксперт» D’ за август 2008 года, а также экономист А. Илларионов: «Это произошло, прежде всего, в результате радикального ухудшения ситуации в июле — августе в связи с агрессивной кампанией российских властей против российского и зарубежного бизнеса, наиболее яркой историей из которых стала история по поводу отправки доктора к хозяину „Мечела“, отправка Роберта Дадли из ТНК-ВР. Ну и конечно, российская агрессия против Грузии, которая привела к тому, что пошли разговоры про „холодную войну“ и про противостояние России Западу.»

The Financial Times от 18 сентября 2008 года в своём обширном материале, посвящённом анализу российской экономики, усматривала первостепенную причину краха российского фондового рынка, кризиса ликвидности и оттока капитала в августе — сентябре 2008 года во внутренних проблемах страны:

«<…> российский финансовый сектор сильнее всего пострадал от кредитного кризиса в США. Для московских фондовых бирж и банков международное положение усугубило существовавшую кризисную ситуацию, объяснявшуюся в основном внутренними факторами, то есть августовской российско-грузинской войной.»

Газета осветила вехи пути, приведшего к кризису: май 2008 года, когда, после избрания на пост президента Дмитрия Медведева, «в страну хлынул поток инвестиций»; появление в конце мая «первых признаков надвигающейся беды» (атака на британскую сторону в совместном англо-российском предприятии ТНК-BP); вынужденный отъезд из страны в июле генерального директора предприятия Роберта Дадли (Robert Dudley); заявление Путина тогда же в отношении главы компании «Мечел» Игоря Зюзина, послужившее толчком к панике среди инвесторов; последовавшие расследования со стороны антимонопольных служб в отношении прочих крупных металлургических компаний. Финальным толчком к обрушению рынка, по мнению издания, стала военная кампания против Грузии: «Война в Грузии для многих стала последней каплей. Страх перед капризным и своенравным поведением Кремля привел к массовому бегству инвесторов из страны; по оценке экспертов, в первые несколько недель после начала боевых действий из России ушло инвестиций на сумму в двадцать один миллиард долларов. Дополнительными негативными факторами стала общая нестабильность мировых фондовых рынков и падение цен на нефть, от которых зависит финансовое благополучие России. 16 сентября Алексей Кудрин заявил, что в случае, если нефть будет стоить менее 70 долларов за баррель, федеральный бюджет придет к дефицитному балансу. <…> Вектор падения, наметившийся на рынках в результате бегства инвесторов, стал особенно резким после того, как внутренние инвесторы стали сталкиваться с маржевыми требованиями по акциям, купленным на заемные средства.» Так же оценивали ситуацию и американские газеты International Herald Tribune и The Wall Street Journal (которая, в частности, обвиняет Путина в том, что тот «испугал» рынок).

6 октября 2008 года произошло очередное, рекордное за всю историю российского рынка акций, падение индекса РТС (за день на 19,1 % — до 866,39 пункта; в Лондоне, где торги не останавливались, российские «голубые фишки» подешевели на 30—50 %).

8 октября 2008 года индекс ММВБ упал при открытии на 13 %, через полчаса падение составило 14,35 %: индекс опустился до отметки 637,87 пункта. Торги акциями были приостановлены до появления соответствующего решения ФСФР[18]. Торги на РТС, где индекс опустился до отметки 761,63 пункта, были приостановлены на час, но после полудня не возобновились — также до выхода специального распоряжения ФСФР. Торги российскими бумагами — депозитарными расписками на акции — переместились в Лондон.

В связи с серией приостановок торгов на российских торговых площадках, в октябре объём торгов на ММВБ упал более чем наполовину: если в августе среднедневные обороты биржи составляли около 150 млрд рублей, то в октябре они упали до 60 млрд.

По итогам октября российский фондовый рынок продемонстрировал худшие результаты среди всех рынков мира.