На протяжении всего 2008 года, до октября, российские чиновники, банкиры и бизнесмены заявляли, что России нечего бояться глобального финансового кризиса, так как она, по их мнению, развивается сама по себе, довольно изолирована от западной экономики и будет в состоянии пережить любой шторм. Специфическим фактором в развитии кризиса в России являлось наличие огромного внешнего долга российских компаний, который достигал в совокупности 527 млрд. долларов на начало октября 2008 года, что было сопоставимо со всем объёмом ЗВР России. Согласно данным, опубликованным Центральным банком России 10 октября, в IV квартале 2008 года российским компаниям предстояло выплатить зарубежным кредиторам $47,5 млрд; в 2009 году сумма внешних выплат должна была составить $115,7 млрд. С учётом процентов российские банки и компании должны выплатить инвесторам и кредиторам до конца 2009 года 163,2 млрд долларов, что составляет четверть всех внеш­них обязательств РФ.

Другим негативным фактором для России, как нетто-экспортёра углеводородного сырья, стало резкое падение с исторического пика в средине июля 2008 года цен на нефть: 16 октября 2008 года нефть марки Urals упала ниже 70 долларов за баррель — уровня, исходя из которого на 2009 год бюджет рассчитан как бездефицитный.

Первыми испытали трудности с финансированием крупные российские компании, столкнувшиеся с невозможностью перекредитования в западных банках и с принудительными продажами по сделкам РЕПО (margin calls) вследствие падения стоимости своих заложенных под кредиты акции. Русский Newsweek от 13 октября цитировал «близкий к Кремлю источник»: «Для крупного бизнеса этот кризис хуже [кризиса] 1998 года»

1 октября глава Правительства РФ В. Путин возложил всю ответственность за финансовый кризис на правительство и «систему» США, сказав:

«Всё, что сегодня происходит в сфере экономики, финансов, началось, как известно, в США. Весь этот кризис, с которым столкнулись многие экономики и, что самое печальное, неспособность принять адекватные решения — это уже не безответственность конкретных лиц, а безответственность системы. Системы, которая, как известно, претендовала на лидерство. Но мы видим, что она не только не способна обеспечить лидерство, но даже не способна принять адекватные, абсолютно необходимые решения для преодоления кризисных явлений.»

Заявление 7 октября 2008 года Президента Д. Медведева, что государство предоставит российским банкам субординированный кредит на сумму до 950 млрд рублей сроком не менее чем на пять лет не изменило общего тренда на фондовом рынке. Тот же день прямой поддержки у правительства затребовали нефтегазовые гиганты (ЛУКОЙЛ, Роснефть, ТНК-ВР и Газпром) — для погашения задолженности по внешним займам.

8 октября 2008 года сообщалось о том, что в российских компаниях начались сокращения — вопреки обещаниям чиновников и прогнозам аналитиков, а также о остановке конвейеров ГАЗа и уменьшении количества рабочих дней на КамАЗе.

9 октября 2008 года сообщалось, что «за последние полгода российский рынок потерял около 70 % капитализации, тогда как остальные страны потеряли около 25 или 30 %», что, по мнению некоторых экспертов, наряду с прочими факторами, объяснялось «перекапитализированностью российского фондового рынка, которая была достигнута к началу текущего года в результате реализации принципа чем больше капитализация — тем лучше».

9 октября СМИ России впервые сообщали о «выходе кризиса в народ»; Председатель Правительства России В. Путин на встрече с парламентской фракцией КПРФ заявил, что «доверие к Соединённым Штатам как к лидеру свободного мира и свободной экономики, доверие к Уолл-стрит как центру этого доверия подорвано, я считаю, навсегда. Возврата к прежней ситуации уже не будет.» В тот же день негативный эффект финансового кризиса на работу российского АПК признал министр сельского хозяйства А. Гордеев. В тот же день А. Илларионов высказал следующее мнение: «<…> я бы сказал, что никакого глобального кризиса-то нет. Это большое преувеличение, распространяемое российской официальной пропагандой, а особенно с рассказом про американский кризис. Надо всё-таки смотреть на реальные цифры. В Соединённых Штатах Америки за последний месяц индексы фондового рынка снизились на 15 процентов, а в России — на 30 с лишним. Это всё-таки большая разница. За последние неполные пять месяцев российский фондовый рынок потерял свыше 70 процентов от уровня 19 мая, а рыночная капитализация российских компаний, акции которых обращаются на рынке, упала более чем на 900 миллиардов долларов. Вот это — кризис. Но этот кризис не глобальный, это российский кризис.»

За два наиболее критичных месяца (начало августа — начало октября 2008 года) капитализация российского фондового рынка снизилась на 51,7 %, в то время как капитализация фондовых рынков развивающихся стран в целом упала только на 25,4 %.

10 октября 2008 года, вслед за международными рейтинговыми агентствами Fitch и Moody’s, понизившими рейтинги банков «Союз» и «Ренессанс Капитал», Standard & Poor’s (S&P) также сообщило об изменении прогнозов по 13-и российским банкам и компаниям финансового сектора со «стабильного» на «негативный».

13 октября индексы на РТС и ММВБ продолжали падение — на фоне «максимального роста за свою историю» европейских фондовых индексов Dow Jones Stoxx 600, DAX и CAC 40[40]. Индекс РТС снизился на 6,3%, до 791 пункта; ММВБ — почти на 5%, до 666 пунктов.

15 октября 2008 года бывший Председатель Правительства России М. Касьянов констатировал: «Стоимость акций некоторых российских предприятий, за которыми стоят реальные активы, ниже, чем стоимость самих этих активов. Поэтому есть основания считать, что рынок практически умер.»

Намечавшееся на 23 октября 2008 года оглашение ежегодного послания Президента России Федеральному собранию было перенесено на неопределённый срок; сообщалось, что Медведев намерен внести в него антикризисные правки. В тот же день СМИ сообщали, со ссылкой на мнение экспертов, что «мировой финансовый кризис уже начал отражаться на жизни граждан России» Рейтинговое агентство S&P оценило новости о возможности распечатывания фонда национального благосостояния (ФНБ), изменив прогноз по суверенным рейтингам России со стабильного на негативный.

24 октября, в пятницу, сообщалось, что Центробанк РФ за минувшую неделю мог потратить около 13 млрд долларов из золотовалютных резервов на валютные интервенции с целью не допустить падения рубля к бивалютной корзине. В тот же день произошёл очередной обвал котировок российского фондового рынка РФ: индекс РТС потерял 10,63% и составил 568.87 пункта; российские акции достигли уровня 1997 года.

«Ведомости» от 30 октября отмечали, что средства, которые правительство и ЦБ направляют в адрес банков, последние тратят в значительной мере на покупку валюты, «провоцируя ослабление рубля и заставляя население панически скупать доллары, еще больше понижая стоимость национальной валюты».

В конце месяца сообщалось, что за неделю по 24 октября резервы Центробанка уменьшились на $31 млрд до $484,7 млрд; за четыре недели они упали на $78,1 млрд, что было вызвано курсовой переоценкой резервов (за счёт падения курса евро к доллару) и валютными интервенциями ЦБ.

31 октября Председатель Правительства В. Путин объявил о возможном сокращении расходов бюджета и госмонополий; дальнейшая поддержка бизнеса должна будет осуществляться преимущественно без дополнительных расходов государства.

Leave a Reply